marchharepc

"Пайпер у врат зари" - 45

A movement is accomplished in six stages and the seventh brings return
  На сей неказистой картинке изображена - в символах Книги Перемен, но сверху вниз - последовательность движения через шесть стадий нарастания тьмы к седьмой, в том понимании Возврата, которое вкладывал Сид Барретт в текст "Chapter 24" по гексаграмме № 24 "Fû" (Возврат, The Turning Point). На первых шести стадиях количество темных "иньских" яо в гуа 44, 33, 12, 20, 23, 2 увеличивается по одной, замещая светлые "янские" яо, а на седьмой стадии начинается обратный процесс.
  Кульминационная точка возврата от прибывания темноты к ее убыванию приходится на день зимнего солнцестояния, 21-е декабря, который в этом году обещает быть, по мнению многочисленных экспертов, более чем кульминационным. Соответственно, начало последовательности тоже падает на 21-е число, захватывая кусочек июня и слегка сбивая с толку не менее многочисленных, но недалеких экспертов по лирике Барретта.
  Заморочка по поводу интерпретации числительных "шесть" и "семь" в первом куплете "Chapter 24" связана, очевидно, с тем, что в пятой строке афоризма к гексаграмме "Фу" уж очень заметно торчит искомая "семерка": "On the seventh day comes return." (трансляция Wilhelm and Baynes, 1950). Так как первая и вторая строки оттуда же, из предсказания, почти без изменений взяты Барреттом в припев: 1) "Return. Success." --- "Change return success" 2) "Going out and coming in without error." --- "Going and coming without error", то может померещиться, что и "седьмой (период времени)", приносящий Возврат, - это тот самый седьмой день. Между тем, отечественное светило синологии Юлиан Щуцкий внятно предостерегал профанов от буквального перевода И-Цзинских "семи дней": "Рано или поздно (хотя бы через "семь дней", что на языке "Книги перемен" означает – "не сразу") свет возвращается к своему действию, прерванному на время действием тьмы...
  Комментарии Щуцкого, хотя и изданные в 1960-м, Барретт вряд ли читал, а вот с комментариями Джеймса Легга (James Legge, "Sacred Books of the East", 1899), описывающими шесть стадий, приводящих к "Фу", наверняка хотя бы познакомился, но и от себя не преминул добавить эффектную, даже где-то гениальную, как и всё барреттовское, умозрительную чёрточку. Именно чёрточку - в его первом куплете "Chapter 24" гексаграмма Кунь (darkness), продолжая поступательное накапливание тьмы (increased by one), пытается прирасти еще одной женской, иньской чертой, и в этой-то попытке на мгновение становится гептаграммой! - с седьмой "младо/янской" (Yang / young) светлой (light) яо. (a мгновению, как я уже сказал, соответствует 21.12). В итоге имеем в тексте то, что имеем все эти 45 лет, и что вообще не поддается эвквиритмическому переводу из-за плотности упакованных в него нумерологических нюансов:
A movement is accomplished in six stages / and the seventh brings return. / The seven is the number of the young light / it forms when darkness is increased by one.
Collapse )
marchharepc

"The mad cat laughed at the Men on the border..."

Men on The Border - Shine! CD

  6 и 7 июля Роджер Уотерс ставит The Wall на стадионе Yankee Stadium в Бронксе; с точки зрения будущих историографов турне The Wall Live особенность этой площадки в том, что на торжественном открытии стадиона Yankee после кап.ремонта 4-го ноября 2009 кап.италист Хэнк Штейнбреннер простодушно предложил Уотерсу забабахать какой-нибудь грандиозный пинкфлойдовский концерт на новом бейсбольном поле, а польщенный РУо, глядя на стадионное раздолье, начал переосмысливать план постановки оперетты "Стена на Бродвее" в восьми камерных залах, озвученный чуть раньше той осенью.

  Это в Новом Свете. А одновременно в лесной чаще близ шведского города Фалуна 6 и 7 июля, не без привязки к шестой годовщине памяти СБ, случится трибьют Pink Floyd под шапкой "Skog-Ladan" и под эгидой шведской формации P-FLOYD, известной тем, что в августе 2008 она разогревала стокгольмскую публику перед вручением Мэйсону и Уотерсу Полярной "нобелевки". В контексте этого флойдовского фестиваля обещана презентация альбома "Shine!" от шведского дуэта "Men on The Border".

Collapse )
  • Current Music
    Jarboe - Late Night
  • Tags
marchharepc

Waiting for The Wall

 Roger Waters began writing specific songs for The Wall in September 1977. By January of 1978, he had started organizing these songs into a conceptual form. The result was a 90 minute demo, tentatively titled Bricks in the Wall, which he transferred onto cassette tape to present to the other members of the band as a possible band project.

 After three months of working on The Wall at Britannia Row Studios, a considerable amount of progress had been made on both reworking the songs and refining the story. The production work that was accomplished during this period is reflected in a demo assembled by James Guthrie from rough mixes, and dated January 9, 1979. Although this demo still retains a strong feeling of Roger Waters' original Wall demo, the majority of songs had already taken their final form. And in addition to the development of the existing songs "Run Like Hell" and "The Doctor" had been added to the story.

Roger Waters' Original Wall Demo The Wall 1st Production Demo
"Bricks in the Wall" January 9, 1979

Collapse )
  • Current Music
    Roger Waters - Brick 1: Reminiscing
  • Tags
marchharepc

Brain Damage контрибуция - April 23rd, Olympiyskiy

Было дело в ноябре прошлого года, посылал героическому, именно так, редактору Brain Damage Мэтту Джоунсу сканы билетов на московский концерт The Wall: свой, Глеба Петровича и стилизованный под купюру в танц-партер.
По истечении недели после означенного концерта ни одного отзыва на московской BD-страничке тура так и не появилось, только съемка репетиции с детдомовцами и еще несколько видеофрагментов без текста. Из-за мимолетного укола обиды за державу и из-за некоего ощущения ответственности за внесенную ранее контрибуцию накатал сегодня утром ревью без особых придирок, а равно и восторгов, - и Мэтт отреагировал молниеносно: утром в куплете - вечером в газете, так скзть...
http://www.brain-damage.co.uk/2011-wall-tour/april-23rd-olympiski-moscow-russia.html
CONCERT REVIEW and PICTURE by BD CONTRIBUTOR, Dmitriy Klobukov

   "You can't ask people to go to the circus and just have fleas in the middle - you've got to have elephants and tigers", said Roger Waters in an interview to Rolling Stone's David Fricke on August 24, 2010. And Saturday night on April 23 at the Olympic sports complex in Moscow (SCC "Olympiyskiy"), with a delay of half an hour, Roger Waters' band with these "elephants and tigers" played, in its entirety, the theatrical version of Pink Floyd's grand opera "The Wall".
   Created in 1979, "The Wall" was very personal history of the disappointed rock star becoming more and more separated not only from his audience, but also from the world as a whole as he clasped at the seedy threads of his sanity. During the brief, but gigantically conceptualized tour that followed which played but four cities, "The Wall" came to the senses as a visual metaphor for barriers that, according to Waters, we establish in life to protect us from hurt, built brick by brick onstage, while the group was completely shaded by the end of the first act.
   Thirty-one years later, some of those scenic elements remained intact - the gradual construction of the Wall, approximately three floors high, and it's dumped at concert's end; the towering, grotesque puppets (an over-bearing Teacher, an over-protecting Mother, an over-lusted Wife with claws for hands, all with stern countenances and flaring eyes); Gerald Scarfe's sexually charged animations, which reminded transfers from Satan's libido.
   But while the sight of the production may have reminded his earlier incarnation, its theme has been expanded considerably in the indictment of war, military-industrial complex, appreciable consumption and the organized religion.
   It was a show with implied sense, each last stadium rock conceit harnessed in the offer for something the greater than an applause, namely, empathy. And in typical Waters fashion, it has been made with ground-shaking pomposity of a warhead blowing inside the arena.
   During the reflective, piano-laced "The Thin Ice", images of those who have died in armed conflict, from unknown outsider officer, who is considered as Waters' father, to firefighters, have been designed onto the Wall in an obvious effort to humanize war. As the band played "Goodbye Blue Sky", a fleet of animated bombers has passed a payload of well-known symbols and signs - the critique of capitalism which certainly didn't extend to the merchandise stand, where T-shirts brought upwards of 25 Euro.
   Elsewhere, the show abounded blossoming Orwellian, from images of big security cameras and surveillance videos to preventions that "Big BrMother Is Watching You".

Collapse )
  • Current Music
    The Oscillation - Veils
marchharepc

Mojo #207 Exclusive: "Ух ты! Это ж моя задница!"

Mojo #207, февраль 2011, страница 18

Загадочная фигура на обложке альбома Сида Барретта прояснила некоторые вопросы.
Марк Блэйк
В титульной статье 196-го выпуска журнала Mojo, март 2010, об альбоме Сида Барретта "The Madcap Laughs" обсуждалась судьба Игги Эскимоски (Iggy The Eskimo), обнаженной девушки с обложки альбома. Поставленный вопрос стал шоком для этого объекта симпатий Сида, которая связалась с редакцией сразу, как только прочла о себе в журнале этим летом. "Я ни о чем таком не знала", - говорит Игги (настоящее имя - Эвелин), в 1978 году вышедшая замуж и живущая у южного побережья Англии. - "Я шла с моим мужем на распродажу обуви и заметила обложку 'The Madcap Laughs'. Когда я вгляделась в нее, то подумала - о, да, это моя задница!"
Игги (прозвище Эскимоска дал ей в шутку фотограф New Musical Express) выросла на Дальнем Востоке. Её отец был офицером английской армии, а мать - родом из "отдаленной деревни в Гималаях". После переезда в Англию Игги недолгое время была студенткой--гуманитарием, брайтонской моделью и лондонской танцовщицей, выступая в Ready Steady Go! и общаясь с Эриком Клэптоном, Джими Хендриксом и Стоунзами.
А в 1969-м она появилась в квартире на Earls Court, которую Барретт делил с художником Дагги Филдзом. [She and Syd became an item.]
"Я не знала, что Сид был поп-звездой", - настаивает она, хотя видела Pink Floyd и в клубе UFO, и в Alexandra Palace. - "Мы с Дагги предпочитали музыку соул, и Сид обычно смеялся надо мной, глядя, как я танцую под Motown".
Как-то раз, когда Игги брякала на гитаре Сида, он взял у нее инструмент и начал играть. "Это было впервые, когда я услышала и увидела, как он играет, и у меня челюсть отвисла! У него был такой катушечный магнитофон, и он дал мне послушать песни, которые сам написал. В одной их них, особенной, было: 'I really love you... and I mean you' [Terrapin], и я, помнится, сказала: 'Как это трогательно!'", - смеется она.
Тогда Барретт спросил у Игги: "Тут некоторые на EMI хотят, чтобы я записал альбом. Что ты думаешь насчет иметь в бойфрендах рок-звезду?"
Позднее фотограф Мик Рок и дизайнер Сторм Торгерсон договорились о съемке для обложки альбома. По предложению Сида Игги разделась догола: "Это у него было такое своеобразное чувство юмора", - говорит она. – "Люди толкуют о безумии Сида и его темной стороне (dark side), но я никогда не замечала этого. У нас было прекрасное, хохотливое (giggly) время".
"В тот день я подкрасила ему веки и взъерошила волосы: «Come on Syd, give us a smile, moody, moody moody!» Но он и сам точно знал, что хотел [получить на фото]".
Через нескольких месяцев Игги съехала. А по возвращении в квартиру она узнала от Дагги Филдза: "Сид вернулся в Кембридж, не утруждай себя его розысками".
Вопреки существующей мифологии, она никогда не состояла в религиозной секте и не выходила замуж за банкира. "Я слышала по радио, что Сид умер, и мне стало грустно, но это было так давно", - размышляет она. - "Лишь когда я впервые оказалась онлайн и прочла все эти вещи, я поняла, что многие помнят меня. Я невероятно польщена".
Collapse )
  • Current Music
    Yogi Lang - Can't Reach You
  • Tags
marchharepc

Скизойд мэн в Екб 21-го века



…Трей Ганн приставляет ладони ко лбу козырьком и пытается сквозь свет рампы разглядеть лица рукоплещущих стоя слушателей… Это только так кажется - на самом деле он вглядывается в пустующие кресла десяти задних рядов и прикидывает в уме степень своей популярности в регионе. Зря они с Патом Мастелотто заранее рассказали зрителям, что в Пермь (Piermee… - выговаривал Пат) 21 ноября с ними приедет сумасшедший гармонист Киммо Похьёнен, - KTU сразу после этого стал популярнее, чем TU. Во всяком случае - среди меня. Во всяком случае – на открывавшем концерт Absinthe: в абсенте так не хватало баяна… Но звук-то у остального дуэта экс-Кримзонов был совершенно замечательный, и я стал дальше очень довольствоваться тем, что есть. В последний момент сорвавшаяся со мной на концерт Т. (видимо, из-за сплина, навеваемого ноябрьским дождиком) довольствовалась замысловатым фильмом с приключениями клона Алисы. А я следил за Треем и его Уорр-гитаром.
… - Скажи мне правду, Джим, - спросил меня Трей Ганн, - не Флинта ли это корабль? И нет ли на этом корабле одноногого?
- Нет, не Флинта, - ответил я. - Но раз вы хотите знать правду, то на корабле есть несколько старых товарищей Фриппа.
(Ой, это что-то не оттуда скопипастилось… Это из юбилея тов.Р.Л.Стивенсона)

Настоящая жизнь, Real Life, из сольника Трея Ганна «Одна тыща лет» - вот что меня отвлекло от сожалений об аккордеоне Киммо Пох. Чудно, мощно, величественно. Как и Boom, как и Joy of Molуbdenum, как и… в-общем, нескольких названий я тупо не знаю (пока), но из самого новенького и авангардного «Модулятора» с драммером Миннеманном, который активно продавался в фойе, ничего не было. Кажется. Я же обогатил мерчендайзеров TU на 900 р., купив двойной сборник зе бест «I’ll Tell What I Saw». Взамен дуэт обогатил меня незабываемым номером – «21st Century Schizoid Man / Starless»! Вааау, это звучит у меня в родном городе, и от людей, имеющих нехилое моральное право это звукоизвлекать! Тут уж все мы, скучковавшиеся в первых десяти рядах старпёры и наоборот, порукоплескали от души… (Кстати, по временной шкале - первую одноразовую коллаборацию Фриппа с TU: Sunday All Over The World '91 отделяют почти одинаковые два десятка лет что назад - к 21stCSM '69, что вперед - к сегодняшему дню. Пополам, то есть.)
На бис зазвучало было что-то смурное, оказавшееся впоследствии нервным расстрелом неугомонного цыпленка из барабанов и Уорр-берданки – Untamed Chicken. Затейники, право… Как же так, скажи мне правду, Джим, можно не приходить на такие знаковые событья? Даже непредсказуемая Т. это почувствовала и пошла и сказала: «Понравилось, ага».

Ссылки для дальнейшего чтения:
- интервью на Звуках.ру, датированное 16-м "Я свободная частица, я со всеми - и сам по себе"
- шоу KTU в Пермской филармонии.

Collapse )
  • Current Music
    Trey Gunn Band - Dziban
marchharepc

"Отражение кривится - зазеркаль его, Алиса!"

Для раскрутки амер.издания Da Capo Press Роб Чапмен отдал в PopMatters кусок текста из 4-й главы Крайне беспорядочной головы -"Distorted View - See Through Baby Blue": прямо-таки гимн Интерстеллар Овердрайву, напичканный именами и названиями, которые так и захотелось проиллюстрировать клипами с ТырТрубы.

   ‘Interstellar Overdrive’ был веянием духа времени в развитии английской поп-музыки, моментом, когда поп освободил себя от блюзовых корней. Со своей открывающей темой, длинными импровизационными пассажами, минорной вариацией на тему и заключением, которое возвращается к введению, - по структуре он ближе к джазу, чем к попу, но, во всяком случае, взаимодействие между атональными абстракциями Сида Барретта, морзянкой Рика Райта и жуткими воплями вибрато было ближе к духу европейского авангарда, чем что-либо еще. «Это великолепный образец современной музыки. Конкурентноспособный по отношению к The Rite of Spring ["Весна Священная" Игоря Стравинского], от которой я вовсе не в восторге», - говорит Энтони Стерн, ассистент режиссера в ”Tonite Let’s All Make Love in London” Питера Уайтхеда [Промо трейлер].

Collapse )
  • Current Music
    Kylesa - Spiral Shadow